×
Реклама
Присоединяйся
ТОП Пользователей
Реклама видна только незарегистрированным пользователям. Зарегистрироваться.
Мухаммед Али. Карьера (45 боев + доп.материалы) Muhammad Ali. Career Set /
10-09-2014, 19:03
Rockabilly 0 1 565
Мухаммед Али. Карьера (45 боев + доп.материалы) Muhammad Ali. Career Set /
Информация о фильме
Название: Мухаммед Али. Карьера (45 боев + доп.материалы) / Muhammad Ali. Career Set
Жанр: Профессиональный бокс

О фильме: Мухаммед Али (англ. Muhammad Ali; урождённый Кассиус Клей, англ. Cassius Marcellus Clay; род. 17 января 1942) — легендарный американский боксёр. Чемпион Олимпийских игр 1960 года в полутяжелом весе. Многократный чемпион мира среди профессионалов (в 1964—1974) в тяжёлом весе. Основоположник современного бокса. «Порхать как бабочка и жалить как пчела» — эта тактическая схема, придуманная Али, была позже взята на вооружение многими боксерами во всем мире. В 1999 Sports Illustrated and the BBC назвали Али «Спортсменом века».
Все документалки изобилуют фрагментами из его боев. Одно плохо - все они на английском языке.
Кассиус Клей, он же Мухаммед Али, «родился 17 января 1942 года в городе Луисвилле, штат Кентукки, в обеспеченной негритянской семье и носил звучное имя Кассиус Марцеллус Клей.
Свой первый любительский бой он провел еще совсем мальчишкой - в Луисвилле в трех раундах Кассиус победил раздельным решением судей Рони Окиба. За бой получил 4 доллара и приглашение на местное телевидение в передачу «Чемпионы завтрашнего дня».
Отработав в зале, Клей не заканчивал тренировку. Он просил младшего брата бросать в него камнями с небольшого расстояния, а сам уворачивался от них. Кроме того, он ел только то, что ему советовали, пил то, что советовали, и не делал того, чего не советовали. В первые же годы занятий боксом он твердо решил, что станет чемпионом мира в тяжелом весе. Времени на все не хватало, он занимался в двух спортзалах, кроме того, совершал многокилометровые пробежки в тяжелых башмаках по утрам, и в результате учеба пошла побоку, хотя до этого он совсем неплохо учился. Однако здесь у Кассиуса обнаружился неожиданный союзник.
Те, кто знал Клея в школьном возрасте, делятся на две группы. Одни говорят о нем как о фантастическом клоуне, При этом мало кто помнит какие-то конкретные шудки. Говорят о беспрерывном забавном кривляний. Кассиус дурачился по поводу всего, на что падал его взгляд в данный момент. Когда на глаза ему попадалось что-то еще, он немедленно переключался на новый объект. Клей нисколько не заботился о том, какое впечатление производит на окружающих, и это придавало ему в их глазах известные обаяние и притягательность.
Однако многие его знакомые того периода, прежде всего учителя, вспоминают совсем о другом Кассиусе - задумчивом, мечтательном и временами до крайности стеснительном. Им вторят и некоторые одноклассницы, которые утверждают, что в компаниях, где были девушки, Клей временами просто терял дар речи. И это в том возрасте, когда многие негритянские подростки, даже в те пуританские 50-е годы, давно уже переходили в вопросах взаимоотношения полов от теории к практике.
В 1957 году в Луисвилл вместе со своим учеником Вилли Пастрано приехал известный тренер профессионалов Анджело Данди. Кассиус позвонил ему в отель и выпалил следующий текст: «Меня зовут Кассиус Марцеллус Клей. Я победитель турнира «Золотые перчатки» города Луисвилла. Скоро я выиграю (общеамериканские) «Золотые перчатки», а в 1960-м выиграю Олимпиаду, и я хочу поговорить с вами».
Наверно, Данди слегка ошалел от такого напора, но он был хорошим и, главное, любопытным человеком, а потому пригласил Кассиуса к себе. Тот пришел и три часа мучил Данди бесконечными вопросами: чем питаться, сколько времени бить по мешку, сколько спарринговать, какую технику прежде всего отрабатывать, сколько бегать - и так без конца. Анджело ответил на все его вопросы и пожелал удачи.
Другая его особенность, довольно странная для одного из величайших боксеров в истории: он практически никогда не дрался. Те, кто знал его в юности, смогли вспомнить только два случая. В первый раз, когда он вместе с друзьями сидел в закусочной, к нему привязались два известных уличных бойца его же возраста. Клей отнекивался до последнего и говорил, что он боксер и не хочет никого калечить. В ответ ему смеялись в лицо и стали толкать и пихать. Когда оскорбления сделались невыносимыми, он пошел вместе с более здоровым противником на улицу с таким видом, словно его тащили туда на аркане.
Для победы ему хватило доли секунды и одного удара, после которого его обидчик рухнул без чувств. Когда Кассиус вернулся в закусочную, второй забияка отшатнулся от него как от зачумленного. Легкая победа не доставила Клею никакой радости. Весь вечер он просидел страшно подавленный и так и не пришел в себя.
Во второй раз ему пришлось драться в 17 лет, причем со взрослым мужиком и хорошим уличным бойцом. Ранним утром Клей всегда совершал длинную пробежку в специальных утяжеленных башмаках. При этом он не просто бежал, а боксировал с тенью и бормотал себе под нос как молитву: «Я буду чемпионом в тяжелом весе. Вы все обо мне еще услышите. Я величайший». Впоследствии слово «величайший» стало его прозвищем.
По традиции в это время у одной закусочной перед работой собирались мужики, чтобы поболтать за жизнь. Одного из них, Джина Пирсона, почему-то страшно раздражала «речевка» Клея, и в один прекрасный день он встал за фонарный столб в ожидании, когда Кассиус, читая свое заклинание, пробежит мимо него. Из-за поворота показалась долговязая, но еще достаточно мальчишеская фигура Клея. Когда он поравнялся со столбцом, за которым в засаде прятался Джин, тот неожиданно выскочил на дорогу и нанес ему грамотный удар правой навстречу.
На долю секунды у Клея подогнулись колени, и мужикам, собиравшимся с удовольствием посмотреть, как их приятель вышибет дух из этого пацана, показалось, что он сейчас упадет. Однако колени Клея так и не коснулись земли. Вместо этого он мгновенно выпрямился и обрушил на Джина сумасшедшую серию ударов». «Они были такими быстрыми, что их просто не было видно», - рассказывал об этом эпизоде через много лет один из свидетелей. Кассиус прижал Джина не то к столбу, не то к стене закусочной и безостановочно бил, не давая упасть. «Оттащите его от меня! Оттащите его от меня!» - кричал Пирсон, но желающих ему помочь не находилось. «Ты будешь, будешь чемпионом мира!» - заорал Джин. Тогда Клей остановился, повернулся и, ни слова не говоря, продолжил свою пробежку.
Когда он встретил эту компанию снова, друзья стали подначивать Джина: «Ну как, может, еще разок его ударишь?» Но тот вместо удара поприветствовал Клея словами: «Привет, чемпион!».
В 1959 году Данди снова оказался в Луисвилле, и снова с ним был Вилли Пастрано, который к тому времени стал многообещающим полутяжем. Клей напомнил о себе и пришел к Данди. Увидев Пастрано, Кассиус стал умолять Данди разрешить ему поспарринговать с ним. Анджело считал, что профессионалов и любителей не стоит сводить в спаррингах, но Кассиус так упрашивал его, что он наконец согласился. Дальше началось то, что с позиции сегодняшнего дня кажется единственно возможным, но тогда производило ощущение настоящего чуда. Кассиус кружил вокруг растерявшегося от его скорости Пастрано, разрывал дистанцию, наносил несколько острых, молниеносных ударов и уходил от контратаки. На Данди неизгладимое впечатление произвело то, как здорово Клей уходил от атак Пастрано, причем часто с ударом. А это уже высший пилотаж, которого трудно было ожидать от 17-летнего парня. Видя отчаянное лицо Пастрано, Данди остановил спарринг. «Черт! - сказал Пастрано. - Этот малец вышиб из меня дух».
Пастрано через четыре года стал чемпионом мира в полутяжелом весе. А Данди больше уже не терял связи с Клеем.
До римской Олимпиады 1960 года оставалось несколько месяцев.» А. Беленький.
«Около 19000 зрителей пришло, чтобы посмотреть, кто же доберется до финала на всеамериканском боксерском турнире «Золотые перчатки» в 1959 году.
Противником Клея стал Джимми Джонс - высокий парень, на 4 сантиметра выше Кассиуса с очень быстрым джебом. Ему было 22, Клею - 17. Тогда Кассиус показал то, что впоследствии привело его к вершине, на которую до него еще никто забраться не мог. Он победил его скоростью, работой ног. Непрерывно двигаясь назад - вперед, Клей в конце концов утомил противника и побил его в третьем раунде, хотя первые два были очень равными.
В отборочных боях на Олимпиаду 1960 года в Риме в полутяжелом весе он бился с Аланом Хадсоном. Хадсон обладал пушечным нокаутирующим левым крюком. Но Хадсон не смог тягаться с Клеем в скорости - джебы Кассиуса оказались слишком быстры для него. В результате Клей победил Хадсона нокаутом в третьем раунде.
Как победитель турнира Кассиус был включен в олимпийскую сборную на Олимпиаду в Рим. Много позже боксер будет едва ли не постоянно эпатировать публику заявлениями о своих победах, предваряя бой рассказами, в каком именно раунде нокаутирует противника. Но включенный в олимпийскую команду США, он так боялся проигрыша, что не хотел ехать. Джо Мартин растолковывал ему, что может означать для него олимпийская победа, и Кассиус наконец решился.
Первые три боя он без труда выигрывает. В бою за звание чемпиона он встретился с поляком Петшиковским. Поляк был очень хорошо настроен на бой, а у противника, который преисполнен желанием победить, очень сложно выиграть, тем более что речь идет о золотой медали. Поляк оказался крепким орешком - в первых двух раундах он преподнес юному дарованию много неприятных моментов. Но в конечном итоге Али все же выиграл по очкам и стал чемпионом Олимпийских игр.
Те, кто видел этот дебют Кассиуса, вспоминали, что с первых минут стало ясно: на ринге появилась новая яркая звезда, светившая своим особым светом. Конечно, впереди у Кассиуса были куда более сложные бои, и техника его еще должна была совершенствоваться, но его «фирменные» и явно неповторимые боксерские качества уже тогда были очевидны. Чего стоил один его «танец», доводящий противника до исступления. Невероятная подвижность Кассиуса на ринге, постоянное кружение, мягкие, пружинистые, вибрирующие прыжки, похожие на ритуальные движения, так затрудняющие противнику ответные удары, дали ему возможность выиграть в Риме.
В возрасте 18 лет Клей проводит свой первый профессиональный поединок. Вечером 29 октября 1960 года Тани Хансакер вписал свое имя в историю как первый противник Клея на профессиональном ринге. Последний весил только 83,5 килограмма - слишком мало для настоящего тяжа. Хансакер - боец средней руки, совмещавший занятие боксом с работой шефом полиции. Весь Луисвиль хотел увидеть молодого олимпийского медалиста и тот никого не разочаровал. Уверенный в себе молодой Клей боксировал умно и легко выиграл в профессиональном дебюте единогласным решением в 6 раундах.
Через несколько месяцев шведский боксер Ингемар Юхансон приехавший в США на бой с чемпионом мира Флойдом Паттерсоном, провел 3 раунда в качестве спаринга со скоростным Кассиусом. Восходящий молодой боксер, еще не знающий своего реального места, вел себя в ринге так, словно это он использовал шведа в качестве спаринг-партнера. Это лишний раз доказывало то, что тяжелый дивизион в скором будущем ждет потрясение.
Затем молодой боксер начал набирать обороты, побеждая одного сильного боксера за другим. Среди поверженных бойцов были: Дони Флиман (35 побед, 11 поражений), Ламар Кларк (47-2, 47 КО), Алекс Митеф (24-10), Вилли Бесманоф (43-26), Джордж Логан, Билли Дэниэлс и другие. Перед боем с непримечательным Сони Бэнксом Клей, распетушась предсказал раунд, в котором он выиграет. Несмотря на нокдаун в первом раунде, в который его послал Бэнкс, он оправдал свой прогноз - победил нокаутом в 4-м раунде.
После судьба свела его в ринге с его же наставником, величайшим средневесом Арчи Муром (182-23-9), лучшие годы которого были уже далеко позади - на момент боя ему уже было 49 лет.
Когда Кассиусу стукнуло 20 лет, он давно уже мечтал побить рекорд Флойда Паттерсона и стать самым молодым чемпионом мира, а это значит, что на исполнение мечты у него оставалось только один год.
До боя с Листоном Клею необходимо было пройти очень сильного соперника Дага Джонса, входившего в десятку лучших боксеров планеты. На этого соперника (180 см, природный полутяж) Клей смотрел как на легкую добычу, постоянно твердя всем, что о бое с Джонсом он даже не думает, а смотрит вперед. Поединок состоялся 13 марта 1963 года. Напрасно хохрился Клей, бой для него выдался очень тяжелым. Кассиус впервые нарвался на парня, который не уступал ему в скорости, благо крепко уступал в габаритах. В первом раунде после мощного правого бокового в разрез Клей потерял равновесие и задним ходом пробежал несколько метров, выравнивая баланс. Бой вышел практически равным, только в десятом раунде Клей выглядел явно лучше, чем уставший соперник. По мнению двух судей 5 раундов выиграл Кассиус, 4 - Джонс и один ничейный. Рефери принял странное решение - 8 раундов за Клеем, один за Джонсом и в одном ничья, это была явно не объективная оценка произошедшего.
18 июня 1963 года. Лондон. За две секунды до конца 4-го раунда Генри Купер (190 см, 83 кг) левым крюком попадает Кассиусу точно в подбородок. Кассиус Клей в тяжелейшем нокдауне пытается прийти в себя и подняться на ноги. В конце концов, ему это удается, но продолжать бой он не явно не способен. От неминуемого нокаута его спасает прозвучавший гонг, Клей тяжело опускается в своем углу, его пытаются привести в порядок, но ничего не помогает и он все еще не понимает где он. Перерыв подходит к концу, а Клей все еще знает, на каком свете находится, в таком состоянии боксера нельзя выпускать для продолжения боя. И тут приходит на помощь сообразительность тренера Клея - нужно было выиграть время и секундантам Кассиуса это сделать удалось. Дело в том, что в начале поединка у Кассиуса порвалась перчатка, однако никто на это внимания не обращал, так как Клей отлично работал. Теперь же тренер, еще сильнее разорвав перчатку, обратился к судье с тем, что вследствие этого обстоятельства боксер не может продолжать поединок. Рефери пошел на другой конец арены, спустился в раздевалку, затем вернулся, сообщил, что другой перчатки нет, но она уже никому и не требовалась. С грехом пополам за выигранные две-три минуты секундантам удалось восстановить Клея для дальнейшего боя. В следующем раунде Купер получает тяжелое рассечение, кровь льется рекой и это вынуждает рефери и врача остановить встречу в пользу Кассиуса. Победа Клея как он и предсказывал, в пятом раунде, но какой ценой. Если бы не спасительный гонг, то, скорее всего Купер бы поставил крест на восходящей звезде.
К тому моменту как многие и предсказывали, чемпионом мира стал Санни Листон, дважды буквально разорвав Флойда Паттерсона, причем оба раза в первом же раунде. К моменту поединка с Кассиусом, он был фаворитом при ставках 8 к 1, и многие полагали, что у Клея нет ни шанса уйти на своих ногах с ринга.
Затем произошла неслыханная вещь. В спортзале на Мэйнстрит, Майами во время тренировки Листона в зал ворвался Кассиус Клей. Бравада Клея никогда не была такой наглой как в тот раз, Листон не выдержав, бросился на соперника, но драку удалось предотвратить. После, Сани вернулся к груше и с утроенной яростью продолжил тренировку.
И вот в 1964 году, в Майами грянул первый титульный бой Кассиуса Клея. К этому бою он подошел в наилучшей форме. Клей, помня, что Листон связан с мафией, которая заинтересована в нужном для себя исходе, собственноручно четыре раза менял воду в своей бутылке.
Могучий Листон намного превосходивший Клея как по силе, так и по опыту, ничего не смог противопоставить скорости соперника. Иногда у него проходили крюки, на которые он очень рассчитывал - особенно он полагался на свой знаменитый левый крюк. Но все же, за счет феноменальной работы ног и корпусом, а так же благодаря своевременным уклонам Клей сумел свести эффективность этих ударов к минимуму. Клей выигрывал раунд за раундом, но в пятом раунде произошло непредвиденное, что-то попало ему в глаз, и он почти перестал видеть. Глаз так болел, что Кассиус хотел прекратить бой, все судьи отдали тот раунд Листону. Но тренер заставил Клея продолжать поединок. В шестом раунде все вернулось на свои круги, и Клей продолжил свое дело. В том бою Санни Листон был повержен, прежде всего, психологически. Не столько мощь ударов Клея, сколько тот факт, что его бравада перешла в ринге в техническое, тактическое и скоростное превосходство надломила Листона. Никогда еще Листон не оказывался в столь глупом положении, как в тот вечер, он попросту не знал что делать. Его мощнейшие удары не оказывали никакого влияния на Клея, а с такой ситуацией Листон столкнулся впервые за всю свою профессиональную карьеру. Скорость и боксерский ум превратили монстра в жертву. И после шести раундов бессилия в ринге абсолютно деморализованный Листон сославшись на травмированное плечо, отказался продолжать поединок.
Публика восторженно ревет, приветствуя нового чемпиона мира в тяжелом весе - Кассиуса Клея!
Вскоре после триумфа Кассиус принял ислам и новое мусульманское имя - Мухаммед Али.
Вокруг второго поединка с Листоном царила нездоровая атмосфера. Али в свой адрес получал угрозы, его грозились убить, но это как ни странно его совершенно не беспокоило. Несмотря на победу в первом бою Листона считали фаворитом 9 к 5.
И вот спустя более года с момента первого поединка состоялся второй бой, и на этот раз все точки были расставлены. В первом раунде Али нанес удар, который до сих пор называют «удар-призрак», в результате Листон оказался на полу.
Многие считают, что удара не было, просто Листон очень уж боялся Мухаммеда.
Пока рефери Джо Уолкотт бегал к хронометристу, чтобы выяснить начало отсчета, Али возвышался над распластавшимся соперником, и громкой руганью призывал его подняться, чтобы принять избиение.
Листон неохотно поднялся, и Али бросился его добивать и рефери остановил бой. Говорили, что этот бой был подстроен, так как ударом, который нанес Али, можно нокаутировать только свою бабушку. Но как бы там ни было, история зафиксировала победу Али техническим нокаутом в первом раунде.
Затем Али защитился против предпоследнего чемпиона Флойда Паттерсона, канадца Джорджа Чувало, снова Генри Купера, немецкого левши Карла Милденбергера, Кливленда Вильямса, Зоро Фолли.
Месяц спустя Али запретили выходить на ринг из-за отказа служить в армии. Мухаммед заявил, что «ни под каким видом не будет воевать» не только во Вьетнаме, который в это время уже подвергся агрессии со стороны США, но и в любой другой стране мира.
Долгих три года ринг был закрыт для Мухаммеда. В конце концов, Верховный суд США принял решение о прекращении его дела и вынес оправдательный приговор.
К этому времени на небосклоне уже три года неслась комета по имени Джо «Дымящийся» Фрейзер. Благодаря своему чудовищному крюку олимпийский чемпион 1964 года Джо долгое время оставался непобедимым, и после победы нокаутом над Джимми Эллисом он стал новым чемпионом мира.
26 октября 1970 года состоялся его первый бой по возвращении с претендентом на титул №1 - Джерри Кварри. С Кварри случилось то же, что и с Генри Купером - после третьего раунда многочисленные рассечения не позволили ему продолжать бой. Али в этом бою вопреки всем прогнозам выглядел великолепно, ничуть не хуже чем был три года назад. Он все так же великолепно двигался и наносил молниеносные, жалящие удары.
Следующий бой состоялся уже через полтора месяца. Аргентинец Оскар Бонавена назвал экс-чемпиона цыпленком за то, что тот отказался ехать на войну. Четырнадцать раундов Али уничтожал любителя давать ярлыки, а в пятнадцатом избитый Бонавена трижды смотрел лицом в пол с минимального расстояния, после третьего приземления рефери зафиксировал технический нокаут. Али вновь потрясает боксерский мир, но годы простоя сказывались - танцующие ноги, спасавшие раньше Али от неприятностей, стали медленнее, а рукам все чаще требовалось болеутоляющее средство.
Эти две великолепные победы привели его к поединку за титул чемпиона мира. В марте 1971 года Али проводит поединок против непобедимого чемпиона Джо Фрейзера (26-0, 23 КО). Впервые в истории за пояс спорили два бойца, незнающие горечи поражения, причем один из них действующий чемпион, а другой бывший. За бой оба получили умопомрачительные суммы по тем временам - по 2,5 миллиона долларов.
Фрейзер подошел к бою в великолепной форме. С первых же минут боя стало очевидно, что Али впервые столкнулся с таким бойцом как Фрейзер, с его высокой скоростью и превосходной защитой, к тому же Джо очень хорошо двигался. Левый крюк чемпиона раз за разом беспокоил Али. В середине боя Али в своей привычной манере начал куражиться, всем своим видом показывая, что никаких проблем для него Фрейзер не создает, но на самом деле Фрейзер уже порядком измотал его своими мощнейшими ударами. В 11-м раунде после очередного крюка Джо, Али оказывается в тяжелейшем положении. Претендент идет к противнику, но Фрейзер не дает себя вязать, каким то чудом, опираясь на канаты, Али удается удержаться на ногах. Немного придя в себя, Али продолжает куражиться, но это уже выглядит жестом отчаяния, верткого Джо Фрейзера совершенно невозможно удержать на дистанции и он продолжает бомбардировку. Очередной левый крюк Фрейзера, Али вновь потрясен, но спасает то, что Джо тоже выдохся и сбавил обороты, звучит спасительный гонг. Заключительный раунд того боя навсегда вошел в историю мирового бокса. Али немного отошел от того избиения, которое ему устроил Фрейзер, более того он умудрился даже выиграть пару раундов. Но вновь мощнейший удар Дымящегося, которого Али совершенно не ожидал и не успел смягчить или уклониться. Мухаммед на настиле ринга. Рефери отсчитывает секунды, Али поднимается и дотягивает до финального гонга в шаге от нокаута. Фрейзер отстаивает титул чемпиона мира. Все-таки три года простоя слишком большой срок даже для Мухаммеда Али.
Спустя 12 недель Али начал подготовку к поединку с бывшим чемпионом WBA Джимми Эллисом. Эллис, бывший средневес, по нынешним меркам круизер, стал чемпионом в 1968 году, выиграв турнир - последовательно победив Лиодиса Мартина, Оскара Бонавену и Джерри Кварри. Уступил он свой титул Фрейзеру, а перед боем с Али выиграл у Чувало. Учитывая, что все перечисленные были великолепными бойцами, Эллиса можно отнести к боксерской элите того времени.
Али уже стукнул 31 год, и немногие верили в то, что он способен вернуть былое величие. Эти сомнения подкрепились вечером 31 марта 1973 года после того, как ему сломал челюсть Кен Нортон, в прошлом морской пехотинец. Несмотря на чудовищную травму, Али продержался все 15 раундов, и победа Нортону досталась только по очкам раздельным решением судей. Критикам это понравилось - морпех побил дезертира.
Через полгода Али смог реабилитироваться и одержал верх в реванше таким же раздельным решением. Всего в 1973 году Али провел 4 тяжелых боя - помимо упомянутых противостояний с Нортоном, Мухаммед одержал победы над Джо Багнером и Руди Лабберсом. Все эти поединки продолжались по 12 раундов.
За время пока Али шел к титульному бою, на ринге появился олимпийский чемпион 1968 года Джордж Форман, который сначала легко побил три десятка бойцов, затем без труда за два раунда расправился с Джо Фрейзером и стал новым чемпионом мира.
Январь 1974 года. Второй бой Али и Фрейзера спустя десять лет после того, как Мухаммед впервые завоевал чемпионский титул.
За десять дней до этого Али стукнуло 32 года, а пятнадцать дней назад свое тридцатилетие отпраздновал Фрейзер. Именно в этом поединке определялся следующий соперник чемпиона Джорджа Формана.
В этот раз Мухаммед выглядел просто здорово - в отличие от первого боя он выигрывал в скорости. Резкие уклоны и нырки Фрейзера в этот раз не срабатывали, Али был разнообразней своего противника, больше и точнее атаковал и контратаковал. Джордж по привычке шел вперед, но его главное оружие - знаменитый левый крюк на этот раз не представлял особых проблем для Али. Мухаммед великолепно действовал на отходе, уходил от противника двигаясь назад и одновременно наносил массу ударов с обеих рук, оставляя в дураках соперника.
Спустя полгода была определена дата поединка десятилетия - бой за звание чемпиона мира между Али и Джорджем Форманом (40-0, 37 КО) был назначен на 30 октября 1974 года.
Джордж Формен считался боксером совершенно фантастической силы. Его тренер Дик Сэндлер говорил: «Я вырастил настоящего монстра. Ни один человек на земле не может с ним справиться». То, что это отнюдь не преувеличение, говорят факты: ни Джо Фрэзер, ни Кен Нортон, не продержались и двух раундов.
Казалось бы, и у Али было столько же шансов, ведь в поединках с Фрэзером и Нортоном он выиграл только по очкам. К тому же наиболее придирчивые спортивные комментаторы утверждали, что «знаменитое кружение» Али, его скорость и маневренность теперь изрядно уступали тому, чем когда-то владел Кассиус Клей.
Однако эксперты не принимали во внимание две очевидные вещи: Форман сдыхал после 5-6 раунда и утрачивал способность победить нокаутом. Али, хотя и вытирал канвас, будучи легким тяжеловесом, заматерев и потяжелев до 100 кг, стал непадающим (не считая флэш-нокдауна от Вепнера). Победить Али по очкам Форман мог, только если бы он вышел с настроем вести размеренную дуэль джебом и распределить свои силы на 12-15 раундов, как это он умел делать во втором пришествии. В 70-ых Большой Джордж выходил на ринг, чтобы уничтожать своих соперников. Бойцы, выдержавшие его натиск в начальных 3-4 раундах, вполне могли рассчитывать выстоять до финального гонга.
24 октября 1974 года. Третья защита титула для Формана и попытка вернуть себе титул для Али. С первых секунд Али показал виртуозный, умный бокс. Агрессивно настроенный противник, верный обычной тактике «сногсшибательного удара», пытался сломить Али мощными ударами по корпусу, но большинство свингов приносили нулевой эффект. Непревзойденная техника защиты была запущена Мухаммедом на полную мощность. Сверхчеловеческая реакция, упроченная тренировками, вновь выручала его. А на ринге происходило невиданное: шел уже четвертый раунд и борьба не прекращалась. В пятом раунде, казалось бы, только и знающий что защищаться Али наносит Форману один за другим восемь ударов в голову. Зал ошарашено ухает. Шестой раунд… Седьмой…
Удары Формана еще сильные, но они неточны. В восьмом раунде, поняв что, стремительно теряет силы, Форман пошел на Али всей своей массой, загнал в угол, нанес удар в голову, но недостаточно точный, чтобы тот имел серьезные последствия.
Эластичные канаты отшвырнули Али прямо на противника.
За это мгновение он успел вывернуться и провел комбинацию, завершением которой стал правый в голову. Этот правый и сделал Али чемпионом. Форман упал. Рефери еще не досчитал до десяти, а стадион уже неистовствовал.
Итак, спустя десять лет Али вновь стал чемпионом.
1 октября 1975 года Али и Фрейзер встретились в третий раз. Четырнадцать раундов рубки в удушающей жаре при высочайшей влажности. На пятнадцатый раунд секунданты Джо не выпустили и правильно сделали, так как для ужасно избитого Джо этот раунд мог стать последним не только в том бою но и в жизни. К концу боя и Али выглядел не намного лучше Фрейзера, даже выигрывающий он походил на боксера, который вот-вот окажется в нокауте. Таким образом, Мухаммед дважды побил Джо Фрейзера.
В 1976 году Кен Нортон в третий раз решил проверить обоснованность нахождения титула у Мухаммеда. Возможно, что этот поединок Нортон и выиграл у старого война, годы которого давно были его главным противником. Но судьи решили иначе - с минимальным преимуществом победу оставляют за Али, который выглядел на редкость неубедительно.
Концовка боя Нортону удалась особенно: он обрушил град ударов на Али, который только и мог, что вязать противника. Звучит гонг и уверенный в своей победе Нортон выкрикивает что-то не очень приятное в лицо Али, Мухаммед просто поворачивается и устало идет в угол. После того как судьи огласили вердикт, Кен Нортон был в бешенстве. Но ничего не поделаешь, для того чтобы побеждать величайших чемпионов, в бою нужно выглядеть наголову лучше.
В 1978 году Мухаммед побывал в Советском Союзе. У Али была встреча с Л.И. Брежневым. В зале ЦСКА Мухаммед Али согласился провести показательные раунды с Горсковым, Заевым и Высоцким. В ту пору 36-летний Али выглядел потяжелевшим.
Раунд с Горсковым вышел самым невыразительным, и Али все время громко отфыркивался. А в перерыве полотенце его секунданта стало мокрым от пота. Но он продержался и против бесстрашного Заева, всегда напоминающего фокстерьера, и мощного Высоцкого, с которым Али схватился уже всерьез, угадав, что наш нокаутер намерен и в показательном раунде вмазать ему от души. Ничего страшного не произошло, но два удара Али достигли челюсти Игоря.
У Али обострились проблемы со здоровьем, и его врач - Ферди Пашека отказался продолжать с ним работать. Али уже лениво работал в зале и возможно вскоре ушел бы, но он не смог не принять вызов, брошенный новичком, природным круизером Леоном Спинксом, олимпийским чемпионом, который до этого провел лишь 7 боев на профессиональном ринге.
Леон Спинкс в любительском боксе добился внушительных успехов - дважды выиграл национальный чемпионат, был чемпионом ВМС, на первом чемпионате мира среди любителей завоевал бронзовую медаль, проиграв в полуфинале в тяжелом встречном бою москвичу Олегу Коротаеву. В 1975 году в Мехико, участвуя в турнире VII Панамериканских игр, занял вторую ступеньку пьедестала почета.
Как боксер Спинкс отличался необычайной физической силой (для своей массы), выносливостью и агрессивностью, свои поединки проводил постоянно в атакующем стиле. Его грозный боковой удар левой повергал на настил ринга немало самых непробиваемых. Все эти качества Л.Спинкс в полной мере проявил во время XXI Олимпийских игр в Монреале, где завоевал золотую медаль. Как любитель он провел 185 боев, одержав в них 178 побед.
Закончив службу в вооруженных силах, Леон Спинкс перешел в профессионалы. Дебютировал он в полутяжелом весе, но затем быстро перешел в тяжелый. После нескольких побед над второстепенными боксерами в списке претендентов на встречу с чемпионом мира Леон Спинкс занял десятую строчку.
На май 1978 года был заключен контракт на новую, четвертую встречу Мухаммеда Али и претендента номер один Кена Нортона. Как промежуточный этап был задуман поединок с чемпионом Олимпийских игр-76 в полутяжелом весе 24-летним Леоном Спинксом.
Газеты предвещали: "Мухаммеда Али ожидает легкая добыча в три миллиона долларов!", "В Лас-Вегасе будет не бокс, а спортивный фарс!". Иначе считали претендент и его главный менеджер Сэм Соломон.
15 февраля в Лас-Вегасе Мухаммед Али (55-2) проводил 12-ю защиту титула WBA и 11-ю WBC против 24-летнего Леона "Неонового" Спинкса (6-0-1, 5 КО).<;br/>В 1975 году самый короткий бой Али длился 11 раундов, другой 14, два остальных - по 15. С 1976 года Али удавалось заканчивать поединки досрочно только против иностранцев, которые в классе уступали американцам 2 порядка.
Спинкс воспринимался последним бойцом в длительной карьере Величайшего, после которого Али в случае победы мог вешать перчатки на гвоздь. Леон провел всего 7 поединков на профи ринге. Когда подписали контракт, он даже года не выступал в профессионалах, имея в активе 6 побед и одну ничью. Причем половину побед он одержал не над тяжами, остальные едва были тяжелее 90 кг. С самым тяжелым бойцом - Скоттом Ледуксом (101 кг) Леон смог добиться только ничьи, хотя готовился к матчу с ним номинальных 4,5 месяца. Ледукс - рыхлый белый боец, с техникой Вепнера и Питера, достаточно работоспособный и крепкий. Другого тяжелого и опытного тяжа, итальянца Ригетти, Спинкс одолел, проиграв ему 40% боя.
Многие букмекеры вообще не принимали ставок на этот бой, считая, что Спинкс после семи профессиональных боев не может участвовать в чемпионском бою.
Ошибкой штаба Али зариться на этот послужной список и габариты Спинкса. От Мухаммеда к тому времени оставалось немного от того, что он представлял собой в 1974 году. Али никогда не был ярко выраженным панчером, но почему-то считалось, что при желании он способен нокаутировать кого угодно, тем более юнца, уступающего ему в росте 5 см и весе 12 кг. Менеджеры Али полагали, что даже в случае проигрывания по очкам их чемпион прибавит усилий и нокаутирует выскочку. Однако Али уже давно не мог никого свалить. Понимая это, можно было выбрать ему в соперники малоподвижного, малоактивного и не очень габаритного соперника, пусть и обладающего мощным ударом, желательно с приличным послужным списком. Менеджеры решили, что под такое описание подходит только Неоновый Леон.
Они не знали, что в отличие от многих предыдущих соперников Али новый соперник не был озабочен чужой славой. Леон стал всего четвертым с 1975 года (после Лайла, Фрейзера и Нортона), кто вышел на ринг, чтобы не аккомпанировать легенде в его шоу, а победить его. Давно уже претенеднт не источал столько ярости и желания одолеть Али и занять его место. Неоновый Леон смотрелся настоящим соискателем на фоне двух предыдущих претендентов и даже более агрессивным, чем Фрейзер.
По сравнению с боем с Шейверсом, в котором Али не блистал, он сдал еще больше. Мухаммед начал бой как передвижной мешок. Чемпион не мог позволить себе такой тактики в бое с Шейверсом, какую позволял в этом поединке. Он быстрым шагом обегал периметр канатов, скорее угрожая, чем сознательно бросая джеб. Затем останавливался, прижимался к канатам и принимал на глухую защиту град ударов Неонового Энерджайзера. Леон почти беспрерывно качал и подергивал туловищем, хотя в этом не было необходимости: Али сигнализировал о всех своих атаках. Пока чемпион двигался, малорослый, короткорукий и недостаточно тактически обученный Спинкс не мог его достать. А когда тот прижимался к канатам, он с радостью приступал к ураганной бомбежке. Единственной дырой в защите Али были его бока за локтями, а также краешки скул, туда Спинкс и бил регулярно, а также молотил по рукам, полагая, что рано или поздно отобьет запястья сопернику или тот разожмет блок. Али, как обычно, демонстрировал высокое мастерство защиты, однако Спинкс набирал очки. В отличие от Формана 1974 года, Спинкс располагался от Али очень близко, обычно положив свой лоб на лоб и выгнув спину. Таким образом, он не мог пропустить навстречу сильных прямых ударов, а жесткостью коротких боковых и апперкотов Али никогда не славился. Иногда чемпион отталкивал претендента и становилось ясным, насколько Мухаммед превосходит мальчонку в грубой силе. Но в скорости и выносливости он уступал колоссально.
С начала второй трехминутки Али принялся танцевать на носочках вокруг соперника, занявшего центр ринга, обстреливая его джебом. Этот тактический прием смотрелся скорее показательным, чем боевым, потому что перчатка Мухаммеда чаще всего не долетала до цели или проносилась над ней.
Леон не напрягался, не пытался поймать Величайшего крюком в прыжке, он ждал, когда Али выдохнется и прижмется к канатам. Ждать этого нужно было недолго. Иногда чемпион для разнообразия отходил от канатов и принимал удары на себя в центре ринга. Регулярно он отвечал, иначе рефери остановил бы матч. Все его действия были читабельные, поэтому Спинкс уклонялся или уворачивался от размашистых крюков Али. Выдержав трепку в глухой защите, чемпион выполнял непродолжительный танец с джебом, которым он едва доставал голову соперника, а также пытался бить двойки, но его правая рука утратила стремительность и мощь.
К средним раундам Спинкс все увереннее доставал Али длинным хлестким левым прямым или боковым, когда тот танцевал вокруг него.
Так продолжалось до десятого раунда. Али иногда пытался бить прямые удары, если Спинкс оказывался на средне-дальней дистанции, но тот, почуяв кровь, не отступал, чтобы выждать бурю, а сам отвечал, и в этом размене он превосходил ветерана в количестве и качестве.
Неоновый Леон показал феноменальную работоспособность, выбрасывая в каждом раунде на протяжении 45 минут поединка свыше полусотни акцентированных силовых ударов, при этом очень много работая корпусом. Его задачу облегчил соперник, который не нанес ему никакого урона и давал ему паузы для отдыха, во время которых он развлекал его танцем с протянутой левой рукой.
Чемпион попытался изменить тактику, держаться на середине ринга и работать на дальней дистанции с места, но Спинкс превосходил его в каждом компоненте, в том числе в джебе. Али принялся кличевать, но Леон и в клинче умудрялся пробивать серии апперкотов по туловищу. В концовке 11 раунда Али втянулся в размен ударами, в котором не преуспел и пропустил несколько жестких прямых в голову и был вынужден связать парня.
В начале двенадцатого раунда Спинкс показал мастер-класс пробития джеба по боксеру, недавно считавшимся обладателем лучшего джеба всех времен. Неоновый Леон вбивал в Али серии и успевал уклоняться от его ответных замахов. Когда Спинкс качал перед ним маятник, чемпион пытался поразить его апперкотами с разных рук, и иногда это ему удавалось, но в его ударах не было мощи. Это чувствовали зрители, которые болели за Али и не выражали никаких эмоций по поводу случайных удач их любимца.
К финальным раундам Али казался таким же свежим, как и в начале боя (то есть "усталым по жизни"), но его контратаки не достигали успеха. Мухаммед понимал, что проигрывает матч по очкам, и пошел в последний и решительный бой. Он прижал олимпийского чемпиона в угол и стал бомбить его под разными углами, пока сам не нарвался на точный крюк в челюсть. Потрясенный Али отступил, но уставший Спинкс не развил свой успех в атаку и снова прижался к канатам, приглашая соперника к мордобою. Результатом очередного спурта Али стали четкие ответные действия Спинкса, который во второй раз потряс Величайшего, он согнулся и беспомощно принимал удары в голову. Казалось, Али на пороге поражения нокаутом, но вдруг принялся отвечать, пока снова не нарвался на жесточайший встречный правый кросс. Выдохшийся претендент вместо того, чтобы добить трижды потрясенного чемпиона, обнял его. Отдохнув пару секунд, Леон просунул под локти Али правый апперкот, а за 20 секунд до заключительного гонга жесточайший левый апперкот точно в подбородок. Незадолго до звонка правый кросс Леона отбросил тушку Али на канаты, и той же рукой претендент пробил двойной апперкот в челюсть, тем самым едва не завершив сражение нокаутом.
Хотя претендент выиграл все раунды, двое судей выставили в пользу нового чемпиона скромные оценки, а один предпочел теперь уже бывшего чемпиона.
Леон Спинкс стал абсолютным чемпионом и заодно унаследовал от Али долг по защите титула WBC против Кена Нортона, который внимательно следил за ходом поединка с трибуны.
Исход матча стал крупнейшим на то время апсетом (неожиданным исходом).
Весной 1978 года руководство WBA решило провести матч-реванш Леон Спинкс – Мухаммед Али. В свою очередь, WBC предложил новому чемпиону бой с претендентом №1 Кеном Нортоном, от которого Спинкс уклонился, и был лишен этой организацией 1/2 титула чемпиона мира.
Геркулес победил Янга, и его задним числом назвали новым чемпионом WBC. Это было несправедливое решение, поскольку матч Нортон-Янг состоялся до матча Али-Спинкс, до истечения срока обязательной защиты чемпионсокго звания, до отказа победителя матча Али-Спинкс от обязательств перед WBC. (для сравнения: в 1996 году Льюис не будет назначен чемпионом WBC по итогам его боя с Батлером в 1995 году в виду отказа победителя матча Бруно-Тайсон немедленно встретиться с ним)
В назначенный день 15 сентября 1978 года в спортивном зале "Супердом" в Новом Орлеане состоялся матч-реванш между Спинксом (7-0-1, 5 КО) и Али (55-3).
Али мобилизовал все свои силы и по функциональным возможностям представлял собой того Мухаммеда, который дрался с Шейверсом. Али избрал манеру, которая ассоциируется с Джонни Руисом. Он много двигался, старался не оставаться неподвижным перед соперником на средней и ближней дистанции и потому вязал его. Бой проходил в вялом темпе, Али просто не давал своему сопернику возможности проявить себя и работать так активно, как он работал в первом матче.
Раздосадованный таким течением поединка, во втором раунде Леон вслух высказал свое неодобрение поведения бывшего чемпиона, а затем попытался протолкнуть его к канатам и там работать по нему, как по мешку. Но Али связал его.
Так продолжались все 15 раундов. Али ни разу не задержался у канатов, методично клинчевал. Занимая более выгодную ударную нишу, Али успевал выбросить в Спинкса джеб или двойку, прежде чем тот успевал вытянуться или подшагнуть вперед, чтобы достать противника. И тогда Али немедленно вязал его.
По количеству точных попаданий и тоннажу Неоновый Леон немного превосходил ветерана почти в каждой трехминутке. Однако в профессиональном боксе каждый клинч засчитывается наравне с точным джебом, и таких клинчей Али провел свыше сотни за матч, и значит он к своим немногочисленным джебам добавил еще свыше сотни таких "джебов".
Судьи еще подсчитывали очки, а Спинкс уже подошел к сопернику и первым поздравил его с победой. Все трое судей присудили победу Али.
Спустя 14 лет, после того как Клей побил Санни Листона, Али в третий раз стал чемпионом мира.
Возникла парадоксальная ситуация: пояс WBC не был разыгран даже в вакантном матче, а просто подарен побежденному Али бойцу. И, несмотря на то, что Али остался последним чемпионом WBA, престижнее стало считаться чемпионское звание почему-то Всемирного Боксерского Совета, хотя Всемирная Боксерская ассоциация была основана раньше на 5 лет.
Причина - в участниках вакантного матча и их ближайших победителях.
Леон Спинкс не отбирался автоматически в вакантный матч, от него WBA потребовала бой с южноафриканцем Джерри Коэтзе.
Таким образом, в 1979-1986 годы не было единого чемпиона в тяжелом весе. С тех пор, как Мухаммед Али проиграл Леону Спинксу, главные пояса разбрелись в разные стороны. Лишь одному из чемпионов Всемирного Боксерского Совета (WBC) и Всемирной Боксерской Ассоциации (WBA) - Ларри Холмсу - удавалось защитить чемпионское звание много раз подряд. Почти все остальные чемпионы того времени сдавали первую же защиту. Чемпионы не встречались между собой, чтобы объединить все титулы в одних руках, по разным причинам, главной из которых было то, что они не успевали удержать свой пояс до боя с другим чемпионом. Это не говорит о том, что чемпионы того времени были слишком слабые. Не было боксера, превосходящего всех на голову.
До 2 октября 1980 года линейным чемпионом, несмотря на отсутствие поясов алфавитных федераций и двухлетний простой, являлся Мухаммед "Величайший" Али (56-3, 37 КО).
Ларри "Истонский Убийца" Холмс (35-0, 26 КО) - бывший спаринг-партнер Джо Фрейзера и Мухаммеда Али. Фрейзера он готовил как раз к бою с Али (первому бою, который Фрейзер выиграл). Теперь он в 31 год проводил восьмую защиту титула WBC, тогда как в активе Али их всего десять.
Чемпион получил 6 миллионов $, претендент - 4,8 миллионов $.
Оба бойца показали на взвешивании один из лучших своих весов. 38-летний Али в последний раз имел такую "хорошую форму" аж ровно шесть лет назад. Но в отличие от того боя (с Форманом) эту массу Али получил не путем пролития пота в нескольких сотен раундах спаринга, а одной сгонкой воды.
На ринге еще до объявления Али то рвался в драку с Холмсом, который оскорблял его, то заводил публику, которая почти целиком болела за него. Холмс не имел половины харизмы Али, и немногие хотели, чтобы он оставался чемпионом и правил дивизионом. В отсутствии Али, Формана и Фрейзера, тяжелый дивизион казался осиротевшим.
Али уже до боя подавал все признаки прогрессирующего Паркинсона. Он был рассеян, его все время одергивал тренер Анджелло Данди, который умолял Мухаммеда сосредоточиться на поединке и тактике. Али не мог дольше секунды на чем-то сохранят концентрацию, вел себя почти как младенец, то крича на соперника, то обращаясь к публике, то просто пребывая в прострации. Он ходил пошатываясь, как будто деревянный. Левая половина тела его не слушалась.
Ларри налетел на трехкратного чемпиона, едва вышедшего из своего угла, с левым прямым, а Мухаммед попытался встретить выскочку двойкой, которая напугала Профессора и ненадолго затормозила его порыв. Он некоторое время угрожал джебом, затем пробил левый боковой, и тут его понесло. Он накинулся на Али, словно на самом деле до смерти ненавидел его и ставил своей целью нокаутировать в первом раунде. Холмс почти никогда так не стартовал. Джеб он не столько бил, сколько угрожал им и стремился бить силовые двойки и одиночные акцентированные с обеих рук, в т.ч. левый боковой и правый апперкот по корпусу и в голову. То есть он действовал как боксер-панчер, а не как чистый боксер, каковым он являлся в большинстве своих матчей. 31-летний чемпион показал весь свой арсенал уже на первой минуте. Он бил на выбор, словно торопясь показать, насколько он лучше бывшего абсолютного чемпиона. Али не был опасен: это стало очевидным, поскольку он был медлителен и беззлобен. У него пропало его главное оружие - точный разящий джеб. Холмс не был осторожным как в большинстве своих боев и просто избивал ветерана: кроссы, апперкоты в голову и по корпусу. Али, понятно, потеряв свою феноменальную работоспособность, уже не мог работать в стиле боксера-панчера, он действовал как игровик-панчер, т.е. саботировал поединок, сбивал темп до минимума дуракавалянием и разговорами и выбрасывал каждые 20-30 секунд одиночный, редко двойной правый кросс. Холмс лишь насмехался над постаревшим бывшим чемпионом: ("я - твой хозяин, я - твой учитель"). Внезапно, в конце раунда Али пробил правый кросс на опережение. Удар пришелся достаточно плотно, но Холмс проглотил его, не вздрогнув.
Ко второму раунду Холмс успокоился и стал работать в своей привычной манере: он выбрасывал джеб, иногда левый боковой, не стеснялся отступать или кружить, не стремился прессинговать. Всю первую минуту Али плотно прикрылся руками, при этом не пытаясь бить, т.е. действовал в манере мешка-панчера против чистого боксера, как Пьюритти против мл.Кличко. Затем Мухаммед опустил руки, принялся вертеть туловищем, пользуясь, что Холмс стоит слишком далеко и чужд сближения, и стал чередовать удары правой на опережение и левый прямой с продолжительными паузами. Чемпион имел заметно превосходящую ручную скорость, лучший тайминг и чувство боя. Холмс уходил от всех выпадов и сам жестко наказывал за промахи. Секунд за 40 до гонга Профессор оживился и принялся бить силовые удары, при этом опасаясь своего соперника. К концу трехминутки под левым глазом Али имелось покраснение.
Третий раунд прошел в том же ключе. Поскольку соперник был малоподвижен, Холмс жалил его своим хлестким джебом с места, очень редко подключая правую руку. Али предпринял пару попыток наскока с правым кроссом, но был провален. в конце трехминутки он отошел к канатам, но Холмс не клюнул на ловушку и продолжал втыкать левый прямой.
Четвертая трехминутка похожа на пятую. Иногда Али удавался хороший правый прямой (в среднем он выбрасывал 4-5 правых кросса за раунд, цели достигали половина из них). Однако за каждый такой удар Холмс отвечал тут же несколькими. Холмс не выкладывался, то ли экономя силы на более поздние раунды, то ли из уважения к Величайшему. Разница между этим и предыдущим раундом, пожалуй, в том, что в концовке у канатов Холмс ожесточенно бил с обеих рук, но длилось это крайне недолго. Из левой ноздри Мухаммеда сочилась кровь.
В пятом раунде, Али вышел, танцуя, и Холмс бежал за ним. Поначалу Профессор не мог достать Величайшего левым прямым, но довольно скоро пробил на опережение маневра жестким правым кроссом и после этого поймал на левый прямой. Бывший чемпион пытался много двигаться, делая короткие передышки у канатов. Однако тактика успеха ему не приносила. Он воткнул пару джебов, и все. Вскоре, пропустив несколько ударов, ветеран замедлился. Когда Али остановился у канатов, Холмс сначала пристрелялся, постепенно переходя к тяжелым ударам, которые, казалось, ошеломляли Али. Ветеран отошел от канатов и попер на чемпиона, глухо прикрывшись локтями, но был вынужден вернуться в угол.
Если до пятого раунда поединок напоминал легкий спаринг, в котором Величайший выступал в качестве передвижной мишени, то с шестого раунда бой стал принимать явные черты одностороннего избиения. Холмсу было все труднее сдерживать себя, чтобы не бить Али, меньше выбрасывать удары, меньше вкладываться в них. Возможно, его спровоцировала относительная активность соперника и его разговоры. Холмс отвечал вдесятеро на каждый удар Али. К концу раунда зал гудел, недовольный тем, как Холмс деклассирует великого боксера.
В седьмом раунде Холмс дал поработать Али левым прямым. Это настолько взбодрило Мухаммеда, что он принялся танцевать и за раунд выбросил половину левых прямых за матч. Первые две минуты Али выигрывал трехминутку, однако на последней минуте он замедлился и отгрeб десятка два жестких прямых и боковых.
В восьмом раунде Холмс держал соперника джебом на расстоянии, останавливая его встречным правым прямым. В середине трехминутки Холмс пробил четыре подряд правых прямых точно в голову, и казалось, никто не способен это выдержать. В начале третьей минуты Али застоялся у канатов, и Холмс принялся акцентировано отбивать ему почку и печень, вынудив отойти от канатов. В концовке Али активизировался, пытался отвечать ударом на удар, но в жесткости и точности уступал втрое.
На исходе первой минуты девятого раунда, будучи у канатов, Али пропустил сильнейший правый кросс и, казалось, пережил стоячий нокдаун, поскольку пару секунд вел себя очень странно, словно заснул. В другом эпизоде правый апперкот Холмса в грудь и еще один удар по почке согнули Али. Это был разгромный раунд для ветерана, в котором он пропустил свыше 50 жестких ударов. В перерыве Анджело Данди стал уговаривать подопечного сдать матч. Али сказал нет и обещал следующий раунд "порхать как бабочка и жалить как пчела". Наконец, Данди сказал рефери Ричарду Грину, что можно продолжать. Али протянул еще один раунд, но он ничем не отличался от предыдущих. Холмс, не обращая внимания на все попытки Али завязать психическую войну, едва ли пропустил один удар.
В десяти раундах Али плотно попал раз десять, пропустив таких ударов сотни. Только его легендарная храбрость и большой подбородок препятствовали ему быть сбитым.
К концу боя правый глаз Али распух, левый рассечен, нос кровоточил.
В конце 10-ого раунда, менеджер Али, Герберт Махаммад, послал Пата Паттерсона, одного из охранников, в угол с инструкциями, чтобы остановить бой, "потому что он становится беззащитным", - сказал менеджер.
На пресс-конференции после боя Холмс признался: "Он был самым большим бойцом в мире. Он - адский атлет, адский человек. Даже попытка выигрывать четвертое титул - это адское достижение. Он имел двухлетний перерыв и затем пробовал бороться с сильнейшим тяжеловесом в мире".
В главном событии "Драмы в Багаме" сошлись один из величайших тяжеловесов 39-летний Али (56-4) и 27-летний канадец Бербик (19-2-1). Когда Тревору было 6 лет, Кассиус стал олимпийским чемпионом. Али выбрал Бербика по двум причинам: канадец, казалось, подходил по стилю и в случае победы над этим топовым боксером он мог стать официальным претендентом. Кроме того, как уже упоминалось, Бербик был ровесником Л.Спинкса. Как и Али, Бербик проиграл Холмсу почти в одну калитку, - это как будто значило, что Али "сравнялся" в классе с Бербиком. Видимо, он полагал, что его огромный опыт поможет ему победить канадца. Тем самым считалось, что Али решил всерьез вернуться на ринг.
Это была иллюзия. Али в последний раз выходил на ринг 14 месяцев назад, когда он проиграл техническим нокаутом Ларри Холмсу. Али побеждал в последний раз более трех лет назад, поэтому его шансы оценивались невысоко. Али был в наихудшей форме за всю свою долгую карьеру - он весил почти на девять килограмм больше, чем в последнем бое, в котором он не блистал.
Бербик наоборот отлично подготовился к бою. Его встреча с Холмсом состоялась ровно за восемь месяцев до описываемых событий и стала для него большой школой. Четыре с половиной месяца назад канадец нокаутировал во втором раунде будущего соперника Майка Тайсона - Конроя Нельсона (10-2-2) и завоевал два титула - Содружества и Канады.
Тревор Бербик манерой боя немного напоминал старого Арчи Мура, т.е. отсутствие хорошей работы ног он компенсировал активной работой корпусом. Его коронкой считается джеб. Бербик отлично защищался подставками, был немного медлителен и отличался неплохим ударом с обеих рук. У Бербика тонкие ноги и очень мощный торс, однако мега-панчером он никогда не был.
Али побеждал Мура. Но теперь все поменялось местами. В тот раз Али был младше своего соперника в два раза, теперь он старше соперника, который к тому же намного тяжелее Мура.
Али многое растерял. В начале первого раунда Величайший выглядел лучше, чем Бербик, который видимо перенервичался оттого, что встречался с живой легендой. Али выглядел очень грузным, он не мог гарцевать на ногах и соответственно выигрывать только джебом. Его соперник вообще не был хорош по части движения на ногах, и в этом плане они были примерно равны. Бывший абсолютный чемпион пытался работать в той манере, в которой дрался с Джо Багнером, то есть в рваном темпе регулярно врываться на среднюю с двойкой. С тем отличием, что Али это делал, как правило, с места, балансируя центром массы с помощью широко расставленных, почти в полушпагате ног. Бербик был настроен выигрывать любой эпизод. Поначалу он пытался только встречать Али ударами с обеих рук, но был неточен. Затем он активнее задвигал корпусом и стал немного переступать с места на место. Начиная со второй минуты Бербик стал проваливать почти все атаки Али - да так явно, что тот, вваливаясь в пустоту, пробегал несколько метров, прежде чем восстановить равновесие. В тех случаях, когда Величайший налетал на Бербика, пытаясь клинчевать, Тревор отталкивал его обеими руками, не допуская никакого близкого контакта. Затем у Бербика наладился прицел, и он стал чаще попадать с обеих рук. Он захватил центр ринга и до конца боя теснил соперника, угрожая джебом и активно раскачивая тело. В атаке он бил преимущественно джеб, причем нередко по корпусу, а правой рукой работал навстречу. В середине первого раунда Бербик пытался пробить навстречу на некрепких ногах, из-за чего стал западать назад, и на фоне вытянутой левой руки Али казалось, что его скосил удар соперника.
Во втором раунде Величайший пытался работать джебом, гарцуя на ногах, и сразу оказалось, что это проигрышный вариант для него. Его джеб был читаем и едва достигал до вечно уклоняющейся цели. Зато Бербику стало намного удобнее попадать левым прямым по открытому сопернику. Это вынудило ветерана держаться на дистанции за пределами джеба и угрожать джебом, нежели бить. Тогда он решил прибегнуть к другой своей тактике: отойти к канатам и оттуда прицельно бить в контратаках с обеих рук по стоящему перед ним на средней дистанции сопернику. Но Бербик был просвещенным негром. Он знал, как хорош Али на средне-дальней дистанции и насколько тот плох на ближней, поэтому шел с по-бычьему опущенной головой в клинч и там активно работал по корпусу. Али был недостаточно высок, чтобы наваливаться на него сверху и лишь удерживал за шею. Бербик настолько осмелел, что стал паясничать, стоя за пределами джеба, понимая, что Али потерял скорость и не сможет его наказать. Со второй половины второй трехминутки он в атаках бил с обеих рук, левый боковой, входил на ближнюю с ударами по корпусу. Али в ответ наваливался и теснил к канатам. В конце раунда Бербик позволил себе стоять перед Величайшим с опущенными руками, уворачиваясь от его атак только корпусом. И Али ни разу не смог попасть!
В третьем раунде Бербик по-прежнему не проявлял значительной активности. Он теснил джебом, как и прежде работая по голове и корпусу. Он был читаемым бойцом, и Али в начале раунда пробил правый боковой на опережение точно в висок в тот момент, когда соперник проводил в наклоне джеб по корпусу. Это был точно такой же эпизод, в котором (11 годами позднее) Леннокс Льюис нокдаунирует Доннована Раддока. Бербик видимо решил, что самый легкий сценарий для него - это сближаться и бить по корпусу. Он даже стал пропускать джеб на дистанции, пренебрегая слабой ударной мощью ветерана. В редких сближениях Бербик взрывался и как мельница выбрасывал удары под разными углами, упершись глазами в грудь соперника. Один из редких раундов, который можно отдать Али, и видимо его и отдали единодушно все три судьи, хотя по большому счету, он не выиграл ни одного раунда.
В четвертом раунде Бербик продолжал джебовать и в том числе бить рискованный левый прямой по корпусу. В середине трехминутки он сблизился с Али и устроил затяжную атаку, просунув под руками соперника, который держал его за шею, несколько плотных ударов, в том числе короткие апперкоты в бороду.
В пятом раунде Бербик легко уклонялся головой от выбросов Али и сам бил с обеих рук, без опаски входя на среднюю дистанцию вслед за пятящимся ветераном. Где-то во второй половине трехминутки Тревор застоялся на средней, и тут Али провел несколько точных ударов подряд, после чего канадец снова включился и ответил тем же.
В шестом раунде разъяренный, потерявший голову Бербик набрасывался на прижавшего к канатам Али и бил размашисто главным образом по корпусу. Ветеран лишь дразнил и ждал момента, когда канадец выдохнется. Однако тот, когда брал паузу, стоял за пределами джеба, и Али вынужден был просто созерцать его с выставленной левой рукой: активно двигаться вперед-назад у Величайшего сил не было. Отдохнув, Бербик снова и снова влетал как ветряная мельница на ближнюю и лупил изо всей мочи под разными углами. К концу раунда Бербик настолько уставал, что позволял Али проводить точные двойки и даже целые серии, но это было, во-первых, очень редко, во-вторых, почти сразу Бербик наказывал, поскольку задний ход Али не был своевременен. Относительно хороший раунд Али.
В седьмом раунде Бербик был настолько эффективен в прямых ударах в голову по прижавшемуся к канатам Али, что быстро вынудил того отойти. На последних секундах раунда, опять застоявшись у канатов, Али перехитрил и провел плотный левый боковой в челюсть. Взбешенный канадец начал теснить и на выходе из ближней добавил мощный правый боковой.
Первая половина восьмого раунда вызвала воспоминания о прежнем Али. Он гарцевал, пробивая точный джеб и уклоняясь от ударов соперника. Идиллия продолжалась недолго. Канадец стал доставать свингами, а также мутузил ветерана в клинче и у канатов. Еще один, третий, относительно хороший раунд Али.
Гарцевание в следующем раунде имело целью избежания боя с молодым соперником. Бербик настигал Али и заваливал его беспорядочными ударами.
В последнем раунде уставший Бербик выжал из себя, что в нем оставалось, большую часть времени теснил ветерана на ближнюю дистанцию, где легко хозяйничал.
Это был последний бой Мухаммеда "Величайшего" Али, он больше не вернется на ринг.


Рейтинг: 4/5 | Оценок: 2
ПОДЕЛИТЬСЯ
Реклама
Реклама
Рекомендуем к прочтению
Информация:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Всего комментариев: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.